Robin Goodfellow — Маркс, Энгельс и исторические фазы капиталистического способа производства

Robin Goodfellow, август 2014

 

Вступление

Западная Европа является колыбелью капиталистического способа производства. Для Маркса и Энгельса это производство не означает линейную историю, и развитие проходит через разные периоды, здесь нам интересно выделить их специфику.

Эти три стадии описаны в I томе «Капитала»[1]

— кооперация

— мануфактура

— крупная промышленность

 

  1. Кооперация

Если кооперация является первоосновой для всех остальных форм, то она характеризуется реализацией коллективной силы труда под командованием капитала, в рамках мастерской или фермы, так как фермер является капиталистом, первым большим представителем класса капиталистов. В любое время целью капиталистического производства является производство максимальной прибавочной стоимости, но в контексте кооперации или мануфактуры процесс труда наследуется от старых форм производства; подчинение труда капиталу только формально. Эта концепция подчинения труда капиталу (формального и реального) была (заново) обнаружена во время редактирования неопубликованной главы Капитала. Хотя на самом деле, она присутствует и в опубликованном варианте Капитала, который в то же время дает особенное указание для перевода этого термина[2].

  1. Мануфактура

Сначала мы должны выделить количественную разницу мануфактуры от кооперации. Значительно большее количество рабочих объединено под командованием капитала. Мануфактура основана на ткацком станке, также введено и усовершенствовано разделение труда. Либо оно объединяет различные профессии, которые при применении своих знаний к тому же объекту в конечном итоге выделяются в специализированный труд и становятся частью общего производства (например, производство кареты), либо одна и та же профессия, выполняющая различные операции производства предмета, разбивается на разные задачи, которые становятся деятельностью каждого типа работника (например, производство булавок). В эпоху мануфактуры на мировом рынке наблюдается беспрецедентный рост, вызванный великими открытиями и колониальными завоеваниями, когда развитие производительности было обусловлено объединением трудового коллектива и оптимизацией разделения труда, производство прибавочной стоимости могло быть только результатом возрастания рабочей силы деятельности и удлинения рабочего дня, то есть производства абсолютной прибавочной стоимости. Таким образом, в данном периоде материальной основы кризисов перепроизводства, в качестве существования относительного перенаселения, все еще нет. Только колебания заработной платы и занятости могут определить цикл финансовых кризисов. Промышленная буржуазия, наиболее активная часть буржуазии, по-прежнему далека от захвата контроля над мировым рынком (образование мировых цен осуществляет товарно-торговый капитал) или от политического господства.

 

  1. Современный капиталистический способ производства, тяжелая промышленность и реальное подчинение труда капиталу

 

3.1 Характеристики

Революция происходит с появлением крупной промышленности. Промышленную революцию, отмеченную Марксом, можно увидеть в 1735 году, торжественно открывающем процесс особого капиталистического производства. Процесс труда сильно меняется. Фабрика, которая следует за мануфактурой, теперь является особенностью этого способа производства, а наука призвана на службу капиталу; подчинение труда капиталу становится реальным. Капитал может участвовать в производстве относительной прибавочной стоимости, развивать производительную силу труда в той мере, как если бы у нее не было предела. Изначально механизация позволяет увеличивать относительную прибавочную стоимость и абсолютную прибавочную стоимость — машина разбивает сопротивление рабочих, опирающихся на свою профессиональность — одновременно наблюдается дисквалификация рабочей силы. Аналогичным образом завершается разделение между промышленным и сельскохозяйственным трудом[3]. Еще вчера ограниченное на местном уровне и зависимое от доступности сырья, капиталистическое производство обретает универсальный характер.

 

3.2 Развитие основного капитала и производительности труда

Основной капитал становится все более важным в производстве и период оборота основного капитала становится объяснительным элементом периодического цикла, по которому протекает современное капиталистическое производство (с 1825), цикл заканчивается кризисами перепроизводства при их тенденции к ухудшению. При разработке основного капитала повышается производительность труда и вместе с ним масса производимых товаров. Отношение постоянного капитала к переменному Маркс называл органическим строением капитала, имеющим тенденцию к увеличению.

 

3.3 Относительное перенаселение

Накопление капитала и сопровождающие его постоянные перевороты в методах производства, следовательно, благоприятствуют созданию относительного[4] перенаселения. И наоборот, можно было сформулировать термин абсолютного перенаселения в тех случаях, когда развитие производительного населения в поисках работы превышает «пределы богатства в процессе накопления». Это явление могло встречаться в предыдущих периодах современного[5] капиталистического способа производства, но создание резервной армии труда, основанной на создании относительного перенаселения является специфическим явлением капиталистического способа производства.

3.4 Развитие науки

С началом капиталистического производства, знание обернулось против пролетариата и развивалось в одностороннем порядке, его захватил капитал. Это явление усиливается с мануфактурным производством и приводит к тяжелой промышленности: наука становится производительной силой, нанятой капиталом.

Маркс различает всеобщий труд или универсальный труд, совместный труд, коллективный труд. Первый из них касается научного труда во всех его формах и поэтому может заключать в себе использование рабочей силы прошлых поколений, а второй основан исключительно на непосредственном сотрудничестве ныне живущих[6].

В стоимость, представленную наукой, включается разработка и включение в основной капитал и производственный процесс, играющий важную роль в развитии производительных сил труда, Маркс отличает:

— затраты на производство, труд ученого, который развивает науку;

— затраты на воспроизводство, то есть труд учителя, педагога, тренера. Эта стоимость значительно ниже, чем стоимость производства. Ученый может потратить всю жизнь, разрабатывая теорию, но обучить весь класс всего за нескольких часов[7]. Это другой уровень, мы видим, что затраты на создание прототипа обычно не сравнимы с его воспроизводством;

— затраты на введение, то есть, затраты, соответствующие труду инженера или техника.

Науки не развиваются так же быстро и уверенно как механика, рожденная до появления современного капитализма, вместе с этим наука развивается (неравномерно) там, где сложность отношений выше[8], одновременно получая необходимый материальный импульс для своего развития[9]. Промышленная революция продолжает потрясать условия производства.

В дополнение к техническим потребностям и различиям в скорости развития[10] есть фактор того, что понимание органических систем требует более усилий[11], особенно потому что метафизический образ мышления еще будоражит умы, а также по причине того, что наука, наиболее полезная в сельском хозяйстве, например, опаздывает и все еще встречает пределы.

 

3.5 Кризисы перепроизводства

С этим беспрецедентным развитием производительной силы труда, как мы видели, открываются возможности для формирования относительного перенаселения, а также для периодических кризисов перепроизводства. Они опустошают общество как стихийные бедствия, но есть только социальные причины, которые отвечают за эти бедствия.

Чтобы утолить жажду прибавочной стоимости, чтобы капитал валоризировался, увеличил максимальную прибавочную стоимость, он то же время должен обесцениваться, девалоризироваться. Чтобы снизить стоимость рабочей силы, растет производительность труда, тем самым увеличивая массу и норму прибавочной стоимости. При этом речь идет не только о девалоризации рабочей силы, но и авансированного капитала и, следовательно, постоянного капитала (основного или оборотного). Эти факторы мощно действуют против тенденции нормы прибыли к снижению, которая следует из изменений между различными составляющими капитала. При прочих равных условиях, наряду с увеличением прибавочной стоимости, также увеличивается масса производимых товаров. Но масса товаров увеличивается в геометрической прогрессии, тогда как прибавочная стоимость увеличивается в арифметической прогрессии. Если производство прибавочной стоимости не увеличивается за счет накопления капитала, резкое падение нормы прибыли выражается в перенакоплении, перепроизводстве капитала, который парализует процесс воспроизводства. И наоборот, если производительность резко возрастает, то масса производимых товаров, которую необходимо реализовать и, таким образом, превратить в денежный капитал, только и делает что растет. Нужно искать новые рынки, и для этого недостаточно снижения цен. С другой стороны, относительная покупательная способность производительных классов не ограничивается только целью капиталистического производства, прибавочной стоимостью, и имеет тенденцию представлять только убывающую часть доли общественного продукта. К тому же способности потребления капиталистического класса ограничены, поэтому возникает угроза кризиса перепроизводства товаров.

Кризис перепроизводства — одновременно симптом нарушения равновесия в системе и средство для восстановления нарушенного равновесия. Он выражается в резкой девалоризации (обесценивании) капитала, но эта девалоризация не сколько связана с увеличением производительности труда (хотя последняя является условием восстановления), но (концепция имеет много значений) она является результатом выпаривания капитала с сопутствующим падением прибыли, убытками и реструктуризацией, банкротством, в то время как новые игроки пытаются ускорить запуск самого слабого капитала. Девалоризация также принимает форму разрушения потребительных стоимостей – это непроданные товары, которые портятся, машины, которые больше не используются и повреждаются, незавершенные и оставленные строительные объекты — а также дефляция и всеобщее и разорительное снижение цен. Параллельно этому фиктивный капитал (ценные бумаги и т.д.) также падает и способствует разрушению одних игроков и обогащению других, а также содействует централизации капитала. Все эти факторы, которые опустошают общество, в то же время позволяют ему вновь обрести точку опоры для капитала и продолжить курс на восстановление. Но в то время как рост среднего класса и работников, непроизводящих прибавочную стоимость, помогают обеспечить дополнительное потребление и ограничить накопление, повторение таких кризисов, делает их все более серьезными, подводя к моменту отказа капиталистического производства от своей миссии, поддавшись снижению нормы прибыли.

 

3.6 Новый мировой рынок

Когда устанавливается новый мировой рынок, тогда оформляются отношения господства, основанные на изменении закона стоимости на международном уровне. Теперь промышленный капитал определяет мировые цены, в предыдущий период это было делом торгового капитала. Изменение закона стоимости в международном масштабе — это достаточно малоизвестная теория Маркса. Внешняя торговля, мировой рынок является необходимым условием для существования[12] капитала. Сейчас он сформирован крупной промышленностью. Ввиду того, что развивается производительность труда и что это развитие не протекает одинаково во всех странах, различия между национальными производительными силами должны быть явно выражены на мировом рынке. Маркс никогда не говорил о выравнивании нормы прибыли по всему миру[13].

Так же не существует формирования глобальной цены на основе выравнивания национальных стоимостей (как это происходит внутри одной отрасли между различными главами предприятий). На самом деле, в мировом масштабе закон стоимости резко изменяется в том смысле, что наиболее производительным трудом на мировом рынке считается более интенсивный труд[14]. Следовательно, нация, в которой уровень производительности труда выше, а значит где товары будут производиться с меньшими затратами общественного рабочего времени, также будет нацией, где общий уровень цен будет выше. В общем, мы обнаружили, что в такой стране степень эксплуатации будет выше, как и органическое строение капитала, а нормы прибыли будет ниже. Номинальная заработная плата и реальная заработная плата также будут выше в самой богатой стране. К последствиям производительности следует добавить также интенсивность, качество и квалификацию рабочей силы. Хотя Маркс не говорил нам, как эти различные элементы сочетаются друг с другом, все же ясно, что они будут двигаться в том же направлении, и поэтому, как правило, будут повышать общий уровень цен в наиболее развитых странах в плане капиталистического производства. Это уровень цен проходит через валютный денежный курс. Стоимость валюты в более развитых странах меньше, чем в менее развитых странах. Поэтому Маркс не выделял единой стоимости денег во всем мире. Исходя из вышесказанного поскольку в режиме свободной торговли богатые страны производят товары и продают их в более бедных странах, а бедные производят и продают в более богатых, создается неравный обмен, например, если богатые страны будут обменивать один рабочий день на три рабочих дня в менее развитых странах[15].

 

3.7 Политическая власть

Промышленная буржуазия по-прежнему претендует на политическую власть, наиболее полной формой которой является демократическая республика.

Современный пролетариат тоже формируется и в настоящее время достаточно силен, чтобы рассмотреть вопрос о принятии управления обществом после катастрофического курса. Демократическая республика (особенно хрупкая форма, позволяющая установить господство всей буржуазии и дальнейшую активность пролетариата) является ареной конечной битвы между классами, результатом которой будет либо победа реакции, либо диктатура пролетариата.

 

[1] «Употребляемые в этой работе экономические термины, поскольку они новы, совпадают с терминологией «Капитала» Маркса, как она дана в английском издании. Под «товарным производством» мы понимаем ту фазу экономического развития, на которой предметы производятся не только для удовлетворения потребностей производителей, но и с целью обмена, то есть производятся в качестве товаров, а не потребительных стоимостей. Эта фаза существует с тех пор, как началось производство для обмена, и вплоть до нашего времени; своего полного развития она достигает лишь при капиталистическом производстве, то есть в тех условиях, когда капиталист, собственник средств производства, нанимает за заработную плату рабочих — людей, лишенных каких бы то ни было средств производства, кроме своей собственной рабочей силы, — кладет себе в карман разницу между продажной ценой продуктов и их издержками производства.

Историю промышленного производства, начиная со средних веков, мы делим на три периода:

1) ремесло, мелкие мастера-ремесленники с их немногочисленными подмастерьями и учениками, причем каждый работник производит предмет целиком;

2) мануфактура, при которой более значительное число рабочих, собранных в одном крупном предприятии, производит весь предмет на основе разделения труда, то есть каждый рабочий выполняет одну какую-нибудь частичную операцию, так что продукт оказывается готовым лишь после того, как он последовательно пройдет через руки их всех;

3) современная промышленность, при которой продукт производится машинами, приводимыми в движение какой-либо силой, а роль рабочего ограничивается наблюдениями за действиями механизмов и их регулированием» Энгельс, Развитие социализма от утопии к науке, введение к английскому изданию.

 

«Сконцентрировать, укрупнить эти раздробленные, мелкие средства производства, превратить их в современные могучие рычаги производства — такова как раз и была историческая роль капиталистического способа производства и его носительницы — буржуазии. Как она исторически выполнила эту роль, начиная с XV века, на трёх различных ступенях производства: простой кооперации, мануфактуры и крупной промышленности, — подробно изображено Марксом в IV отделе «Капитала»» Энгельс, Развитие социализма от утопии к науке.

[2] «Изменение самого способа производства как результат подчинения труда капиталу может совершиться лишь позже, а потому и рассмотрению подлежит позднее» Маркс, Капитал I том, 5 глава.

«Читатель помнит, что производство прибавочной стоимости, или извлечение прибавочного труда, составляет специфическое содержание и цель капиталистического производства независимо от тех изменений в самом способе производства, которые возникают из подчинения труда капиталу» Маркс, Капитал I том, 8 глава.

«В процессе производства капитал развился в командование над трудом, т. е. над действующей рабочей силой, или самим рабочим. Персонифицированный капитал, капиталист, наблюдает за тем, чтобы рабочий выполнял своё дело как следует и с надлежащей степенью интенсивности.

Далее, капитал развился в принудительное отношение, заставляющее рабочий класс выполнять больше труда, чем того требует узкий круг его собственных жизненных потребностей. Как производитель чужого трудолюбия, как высасыватель прибавочного труда и эксплуататор рабочей силы, капитал по своей энергии, ненасытности и эффективности далеко превосходит все прежние системы производства, покоящиеся на прямом принудительном труде. Капитал подчиняет себе труд сначала при тех технических условиях, при которых он его исторически застаёт. Следовательно, он не сразу изменяет способ производства. Производство прибавочной стоимости в той форме, которую мы до сих пор рассматривали, т. е. посредством простого удлинения рабочего дня, представлялось поэтому независимым от какой бы то ни было перемены в самом способе производства» Маркс, Капитал I том, 9 глава.

«Класс наёмных рабочих, возникший во второй половине XIV столетия, составлял тогда и в следующем столетии лишь очень ничтожную часть населения; его положение находило себе сильную опору в самостоятельном крестьянском хозяйстве в деревне и цеховой организации в городах. Как в деревне, так и в городе хозяева и рабочие стояли социально близко друг к другу. Подчинение труда капиталу было лишь формальным, т. е. самый способ производства ещё не обладал специфически капиталистическим характером. Переменный элемент капитала сильно преобладал над постоянным его элементом. Вследствие этого спрос на наёмный труд быстро возрастал с накоплением капитала, а предложение наёмного труда лишь медленно следовало за спросом. Значительная часть национального продукта, превратившаяся позднее в фонд накопления капитала, в то время ещё входила в фонд потребления рабочего» Маркс, Капитал I том, 24 глава.

«Удлинение рабочего дня за те границы, в которых рабочий был бы в состоянии произвести только эквивалент стоимости своей рабочей силы, и присвоение этого прибавочного труда капиталом — вот в чём состоит производство абсолютной прибавочной стоимости. Производство абсолютной прибавочной стоимости образует всеобщую основу капиталистической системы и исходный пункт производства относительной прибавочной стоимости. При производстве относительной прибавочной стоимости рабочий день уже с самого начала разделён на две части: необходимый труд и прибавочный труд. С целью удлинить прибавочный труд сокращается необходимый труд посредством методов, позволяющих произвести эквивалент заработной платы в более короткое время. Производство абсолютной прибавочной стоимости связано только с длиной рабочего дня; производство относительной прибавочной стоимости революционизирует в корне как технические процессы труда, так и общественные группировки.

Следовательно, производство относительной прибавочной стоимости предполагает специфически капиталистический способ производства, который с его методами, средствами и условиями сам стихийно возникает и развивается лишь на основе формального подчинения труда капиталу. Вместе с тем формальное подчинение труда капиталу уступает место реальному» Маркс, Капитал I том, 14 глава.

««Если же мы возвратимся к нашему первому исследованию, где было показано… что сам капитал есть только продукт человеческого труда… то покажется совершенно непонятным, как человек мог попасть под господство своего собственного продукта — капитала — и оказаться подчинённым ему; а так как в действительности дело бесспорно обстоит именно так, то невольно напрашивается вопрос: как рабочий из владыки капитала — как творец капитала — мог сделаться рабом капитала?» (Thunen. «Der isolierte Staat». Theil II. Abtheilung II. Rostock, 1863, S. 5, 6). Заслуга Тюнена в том, что он поставил вопрос. Ответ же его просто детский» Маркс, Капитал I том, 23 глава.

[3] «Нет надобности напоминать, что крупные успехи в разделении труда начались в Англии после изобретения машин. Так, ткачи и прядильщики были по большей части такими же крестьянами, каких мы и до сих пор встречаем в отсталых странах. Изобретение машин довершило отделение мануфактурного труда от сельскохозяйственного. Ткач и прядильщик, соединённые прежде в одной семье, были разъединены машиной» Маркс, Нищета философии.

[4] «Это относительное уменьшение переменной части капитала, ускоряющееся с возрастанием всего капитала, и ускоряющееся притом быстрее, чем ускоряется возрастание всего капитала, представляется, с другой стороны, в таком виде, как будто, наоборот, абсолютное возрастание рабочего населения совершается быстрее, чем возрастание переменного капитала, или средств занятости этого населения. Напротив, капиталистическое накопление постоянно производит, и притом пропорционально своей энергии и своим размерам, относительно избыточное, т. е. избыточное по сравнению со средней потребностью капитала в возрастании, а потому излишнее или добавочное рабочее население. (…) Это — свойственный капиталистическому способу производства закон народонаселения» Маркс, Капитал I том, 23 глава.

[5] «Этот своеобразный жизненный путь современной промышленности, которого мы не наблюдаем ни в одну из прежних эпох человечества, был невозможен и в период детства капиталистического производства. Строение капитала изменялось лишь очень медленно. Следовательно, его накоплению соответствовало в общем пропорциональное возрастание спроса на труд. Каким бы медленным ни был прогресс накопления капитала по сравнению с современной эпохой, но и он наталкивался на естественные границы доступного эксплуатации рабочего населения; устранить эти границы можно было только насильственными средствами, о которых будет упомянуто впоследствии. Внезапное и скачкообразное расширение масштаба производства является предпосылкой его внезапного сокращения; последнее, в свою очередь, вызывает первое, но первое невозможно без доступного эксплуатации человеческого материала, без увеличения численности рабочих, независимо от абсолютного роста населения. Это увеличение создаётся простым процессом, который постоянно «высвобождает» часть рабочих, посредством методов, которые уменьшают число занятых рабочих по отношению к возрастающему производству. Следовательно, вся характерная для современной промышленности форма движения возникает из постоянного превращения некоторой части рабочего населения в незанятых или полузанятых рабочих» Маркс, Капитал I том, 23 глава.

[6] «Заметим мимоходом, что следует различать всеобщий труд и совместный труд. Тот и другой играют в процессе производства свою роль, каждый из них переходит в другой, но между ними существует также и различие. Всеобщим трудом является всякий научный труд, всякое открытие, всякое изобретение. Он обусловливается частью кооперацией современников, частью использованием труда предшественников. Совместный труд предполагает непосредственную кооперацию индивидуумов» Маркс, Капитал III том, 5 глава.

[7] «Продукт умственного труда — наука — всегда ценится далеко ниже ее стоимости, потому что рабочее время, необходимое для ее воспроизведения, не идет ни в какое сравнение с тем рабочим временем, которое требуется для того, чтобы первоначально ее произвести. Так, например, теорему о биноме школьник может выучить в течение одного часа» Маркс, Теории прибавочной стоимости, I том.

[8] «Собственно научную основу крупной промышленности составляет механика, которая в XVIII веке до известной степени достигла своего завершения; лишь в XIX веке, в особенности в более поздние его десятилетия, развиваются те науки, которые непосредственно являются для земледелия специфическими основами в большей степени, чем для промышленности, — химия, геология и физиология» Маркс, Теории прибавочной стоимости, 2 часть.

[9] «Если, как Вы утверждаете, техника в значительной степени зависит от состояния науки, то в гораздо большей мере наука зависит от состояния и потребностей техники. Если у общества появляется техническая потребность, то это продвигает науку вперед больше, чем десяток университетов. Вся гидростатика (Торричелли и т. д.) была вызвана к жизни потребностью регулировать горные потоки в Италии в XVI и XVII веках. Об электричестве мы узнали кое-что разумное только с тех пор, как была открыта его техническая применимость» Ф. Энгельс В. Боргиусу 25 января 1894 г.

[10] «Такой факт, оставляя в стороне все другие и отчасти решающие экономические обстоятельства, объясняется уже более ранним и быстрым развитием механики и в особенности её применением по сравнению с более поздним и отчасти совсем недавним развитием химии, геологии и физиологии и в особенности опять-таки по сравнению с их применением к земледелию» Маркс, Капитал III том, 45 глава.

[11] «На поставленный выше вопрос можно весьма просто ответить, что часть сырья, — например шерсть, шелк, кожи, — производится посредством животно-органических процессов, а хлопок, лен и т. д. — посредством растительно-органических процессов; капиталистическому производству до сих пор не удавалось и никогда не удастся распоряжаться этими процессами так, как чисто механическими процессами или неорганическими химическими процессами» Маркс, Теории прибавочной стоимости, III том

[12] «Если бы прибавочный труд и прибавочная стоимость были представлены только в национальном прибавочном продукте, то увеличение стоимости ради стоимости, а потому и выжимание прибавочного труда находило бы предел в ограниченности, в узости круга тех потребительных стоимостей, в которых представлена создаваемая [национальным] трудом стоимость. Но только внешняя торговля развертывает истинную природу прибавочного продукта как стоимости, развивая содержащийся в нем труд как общественный труд, который представлен в неограниченном ряде различных потребительных стоимостей и действительно придает смысл абстрактному богатству (…) Но только внешняя торговля, развитие рынка в мировой рынок, развивает деньги в мировые деньги и абстрактный труд в общественный труд. Абстрактное богатство, стоимость, деньги — следовательно, абстрактный труд — развиваются в той мере, в какой конкретный труд превращается в охватывающую мировой рынок совокупность различных видов труда. Капиталистическое производство покоится на стоимости, или на развитии содержащегося в продукте труда как труда общественного. Но это [возможно] лишь на основе внешней торговли и мирового рынка. Таким образом, внешняя торговля и мировой рынок являются как предпосылкой, так и результатом капиталистического производства» Маркс, Теории прибавочной стоимости, III том.

[13] «Этот случай особенно важен, когда сравниваются между собой национальные нормы прибыли. Пусть в какой-либо европейской стране норма прибавочной стоимости = 100%, т. е. рабочий половину дня работает на себя и половину дня на предпринимателя; пусть в какой-либо азиатской стране норма прибавочной стоимости = 25%, т. е. рабочий 4/5 дня работает на себя и 1/5 на предпринимателя. Пусть в европейской стране строение национального капитала будет 84c + 16v, а в азиатской стране, где применяется мало машин и т. п. и в течение данного периода данным количеством рабочей силы производительно потребляется сравнительно мало сырья, строение будет 16c + 84v. Тогда мы получаем следующий расчёт:

В европейской стране стоимость продукта = 84c + 16v + 16m = 116; норма прибыли  =     16/100  = 16%.

В азиатской стране стоимость продукта = 16c + 84v + 21m = 121; норма прибыли  =        21/100  = 21%.

Таким образом норма прибыли в азиатской стране более чем на 25% выше, чем в европейской, хотя норма прибавочной стоимости в ней в четыре раза меньше» Маркс, Капитал III том, гл.8

[14] «В каждой стране существует известная средняя интенсивность труда; труд, не достигающий этой средней интенсивности, означает затрату на производство данного товара времени больше, чем общественно необходимо в этой стране, и потому не является трудом нормального качества. Только та степень интенсивности, которая поднимается выше национальной средней, изменяет в данной стране измерение стоимости простой продолжительностью рабочего времени. Иначе обстоит дело на мировом рынке, интегральными частями которого являются отдельные страны. Средняя интенсивность труда изменяется от страны к стране; здесь она больше, там меньше. Эти национальные средние образуют, таким образом, шкалу, единицей измерения которой является средняя единица труда всего мира. Следовательно, более интенсивный национальный труд по сравнению с менее интенсивным производит в равное время большую стоимость, которая выражается в большем количестве денег.

Но закон стоимости в его интернациональном применении претерпевает ещё более значительные изменения благодаря тому, что на мировом рынке более производительный национальный труд принимается в расчёт тоже как более интенсивный, если только конкуренция не принудит более производительную нацию понизить продажную цену её товара до его стоимости» Маркс, Капитал I том, гл.20.

[15] «три рабочих дня одной страны могут обмениваться на один рабочий день другой страны. Закон стоимости претерпевает здесь существенную модификацию. Или рабочие дни различных стран могут относиться друг к другу так, как внутри одной страны квалифицированный, сложный труд относится к неквалифицированному, простому труду. В этом случае более богатая страна эксплуатирует более бедную даже тогда, когда последняя выгадывает от обмена» Маркс, Теории прибавочной стоимости III том.

Добавить комментарий