Интервью с каналом центральноазиатских левых «Репост революции»

Посткап

Репост революции

Вопрос: Представьтесь, какие взгляды или позиции вы представляете?

Ответ: Мицини Майнхоф (Далее ММ). По этничности кыргыз. Деклассированный элемент из среднего класса. Являюсь неортодоксальным марксистом на сегодняшний день. Также интересуюсь анархисткой традицией.

Афоня Чернов (Далее АЧ). Наемный работник. Анархо-коммунист.

Меня зовут Жоломан Найман (Далее ЖН), я кыргыз, учащийся за рубежом, из верхней прослойки среднего класса. Из современной дихотомии левых-правых я бы отнес себя больше к левым, так как анархизм относят обычно к левым, хотя это и не мешает мне, например, быть трайбалистом, сторонником меритократии. Свои взгляды охарактеризовал бы как анархо-трайбалистские и культурно-энвайроменталистскими. Признаю «свободный рынок» в ограниченной имплементации, но не в капиталистической форме.

ИТОГИ НЕЗАВИСИМОСТИ

Вопрос: Кыргызская республика уже 26 лет является независимым государством. Если кратко пройтись по промежуточным итогам национального строительства:

В 1989м году кыргызское население Бишкека составляло всего 22,88 %, сегодня это 60,16 %. Увеличение доли кыргызов наблюдается и в целом по всему Кыргызстану: это 52,37% (1989) против 72,98% (2016). В девяностые не наблюдалось почти никакой демографической ямы. Увеличилось количество кыргызоговорящих.

С другой стороны, количество городских жителей упало с 57,1% (1989) до 33,9% (2010). Снизилось число промышленных предприятий и объем выпускаемой продукции.

Как вы оцениваете этап независимости? На ваш взгляд, существует ли среди постсоветских левых проблема безразличия к национальному вопросу?

Ответ ММ и АЧ: Кыргызстан переживает новый (второй) этап нация-строительства. Изменилось направление политики памяти музей истории (бывший музей Ленина) реконструируют, то есть уберут всю экспозицию посвященную советскому периоду, вместо большевиков там будет Манас (герой кыргызского эпоса). С недавнего времени, государство взялось не только за перестановку акцентов в прошлом республики.

Если раньше образа будущего просто не существовало, то сегодня он появился. У нас его назвали Таза Коом (Чистое Общество). Есть версия, что название проекта отсылает к цитате Раззакова (секретарь ЦК Компартии Киргизии): «Мен таза болсом, сен таза болсон, коом да таза болот! (Если я буду чист (честен) и ты будешь чист (честен), то и общество очистится!). Суть проекта заключается к переходу на цифровой (интернет) капитализм, iPod-либерализм, цифровизацию экономики и госаппарата для прозрачности, смартизацию всей страны. В пример можно привести то, что Бишкек собираются трансформировать в «Умный город». Помогать реализовывать эту затею нашей элите будет китайская компания Huawei и IBM. Речь Премьер-министра Сапар Исакова про умный город: «Умные города нужно отдавать на аутсорс компаниям, которые в первую очередь хотят заработать. В этом случае не будет сговора между госслужащим и гражданином. Какой-либо чиновник или премьер-министр не сможет повлиять, заставить, например, стереть запись с видеофиксацией ДТП». Современный критик Евгений Морозов описывает такую практику формулировкой «экстрактивизм данных». По факту предлагается коммодификациировать бишкекские городские данные. Такое приведет к непрозрачному (получается каламбур и парадокс) оперированию бишкекских больших данных для контроля столицы от лица корпораций. Скорее всего, нас ожидает следующая фаза приватизации в цифровой (и не только) форме.

Стоит упомянуть рекламный ролик Таза Коом (нужно про него написать отдельный текст). Презентационный ролик яркий образец идеологии современного Кыргызстана. Смотря его, ты еще раз убеждаешься в том, что технологии сами по себе не освобождают общество (привет, технооптимистам!).

Архаичная социальная структура + Информационные технологии = Таза Коом.

Итоги молодой страны нового капитализма:

·      Рост долгов и увеличивающая зависимость от Китая.

·      Саманный пояс вокруг Бишкека. Иными словами, трущобы.

·      Нарастание националистической истерии. Я затрагивал этот аспект ранее здесь.

·      Кристаллизация буржуазного сознания власти и крупного бизнеса

·      Если в аналоговую эпоху для нации нужен был печатный капитализм и музей национальной истории, то в наши дни интернет-капитализм (Таза Коом) и музей/галерея современного искусства.

·      Кыргызстан приобрел атрибуты современной буржуазной нации.

·      Актуализация лозунга Репоста Революции «Верхам Паноптикум, Низам Приватность!» в эру становления кыргызстанского цифрового капитализма.

Отвечаю утвердительно на ваш вопрос о безразличии левых к национальному вопросу. Да такое есть. После крымского инцидента закрывать глаза на национальный вопрос бессмысленно и вредно для левых постсоветского региона.

Ответ ЖН: Мне сложно как-то оценивать этап независимости, ввиду того, что он все еще недалек от нас во времени. Еще рано судить, по крайней мере, для моего поколения. Я, как рожденный в 90-е, не могу отделить себя от этих 27 лет ни интеллектуально, ни эмоционально, ибо все в нем отразилось на мне, и я его оторванный лоскут. Эмоции окрашены скорее негативно, а интеллектуально я всегда чувствовал себя спутанным и поставленным в тупик. Единственное, что я ясно осознавал, это собственное отвращение к постсоветской реальности с ее искаженностью, самообманом и постоянной трансформацией во что-то еще более деформированное. Проблема самоидентификации и оценки советского прошлого никогда мне не давала задышать свободно. Но и бежать я тоже никогда не пытался, наверное, потому что осознавал бессмысленность этой затеи.

Меня, конечно, радует, что кыргызское население в Бишкеке выросло. Это хотя бы частично помогло преодолеть, по сути, классовую яму между русским и коренным населением. Я надеюсь, что это возможно увеличило возможности также и узбекам, дунганам, корейцам и др. хотя точно я не знаю, могу лишь предполагать. К национальному строительству я отношусь негативно, для меня это продолжение процессов национально-территориального размежевания, начатых в 1924 Советским Союзом. Например, Ферганская долина должна была быть отдельным субъектом в СССР или целиком относиться к одной из республик. Рост населения в КР намного быстрее на юге, чем на севере. Еще не так давно узбеки не были столь явным меньшинством. Это только еще более дезинтегрирует Среднюю Азию.

По крайней мере, сейчас кыргызский язык вне опасности исчезновения, что является само по себе достижением. Тем не менее, мы не достигли значительного прогресса в преодолении русифицированности нашей образовательной системы.

Что до экономического роста, то наше демографическое окно уже на полпути к тому, чтобы закрыться, что лишит нас еще одного преимущества в рамках глобализации, тем более, что дешевая рабочая сила сама по себе начинает играть все меньшую роль. В целом же наши экономические проблемы детерминированы географическим положением, коррупцией и тем, какими нас катапультировали в независимость.

Постсоветские левые пребывают в интеллектуальной дисфункции не только по национальному вопросу, но и вообще относительно большинства социальных процессов, протекающих в постсоветских странах. Для меня нет никакой разницы между левыми в КР и какой-нибудь субкультурной группой. С левыми, как ни иронично случилось, то же, что и с ультраправыми – они либо в андеграунде (этакой экзотичной контркультуре), либо на услужении зарубежных спонсоров или популизма. Отчасти это из-за трансформации рабочего класса, который теперь представлен работниками сферы услуг, а также из-за природы самого постмодернизма извращающего политическую волю.

Вопрос: Для многих советское прошлое представляется как единство наций, живущих с одинаковым уровнем дохода, равномерным технологическим развитием и т.д. Другие вообще заявляют о колониализме наоборот: якобы малые республики нещадно выкачивали деньги из титульной (русской) нации. Как мы можем предположить, Киргизская ССР была скорее сельским и аграрно-индустриальным регионом, с высоким контрастом деревни и промышленной модернизации и даже кочевничества и оседлости. Насколько это верно?

Ответ ММ и АЧ: Колониальные элементы были в отношениях между советской Киргизией и европейской частью СССР. Первоначально Кыргызстан был сырьевым придатком. Животноводство, хлопок были доминирующими отраслями экономики. Только во время и после Второй мировой войны начала развиваться промышленность. Вдобавок Кыргызстан стал на тот момент участником советской космической программы. Правда, вплоть до распада СССР, Кыргызстан сохранял функцию поставщика сырья. Нашу урановую руду для военной промышленности добывали в Мин-Куше и Каджи-Сай. Разваливающиеся урановые хвостохранилища угрожают экологической безопасности не одному Кыргызстану, а всей Центральной Азии. Коротко говоря колониальное переплеталось тесно с модернизацией. Нельзя категорично говорить, что вся политика по отношению к советскому востоку имела полностью колониальный характер.

Ответ ЖН: Киргизская ССР действительно была на дотациях. Внутреннее производство не покрывало внешние инвестиции, хотя и была близка к этому. Это не было колониализмом наоборот, ведь в обмен на то малое, что вкладывалось, РСФСР проводил языковую, культурную и отчасти этническую ассимиляцию. Советизация это разновидность колониализма. Экзотичная, но все, же разновидность.

Киргизская ССР была частью большей промышленной цепи поставок и вертикальной интеграции в рамках СССР. Почти не было товарной продукции, полностью произведенной в КССР, за исключением аграрной конечно. Это можно объяснить чисто практическими соображениями. Контраст оседлости и кочевничества остался еще со времен незаконченных реформ Разакова в 50-х.

Вопрос: Советская национальная политика обеспечила некий фундамент для конституции нации в рамках КССР, и несмотря на колониальный характер отношений РСФСР и малых наций, сложно это игнорировать. В связи с этим, кажется, достаточно сложно отсчитывать дату рождения новых наций с 1991 года. Где же берет начало кыргызская нация?

Национально-территориальное размежевание в СССР. Расскажите свое видение проблемы, чтобы вопрос стал ясен всем, кто не разбирается в нем. Какова модель тюркской социалистической федерации? Получат ли спорные территории особый статус? Кто сегодня поддерживает схожие решения?

Ответ ММ и АЧ: Кыргызская нация родилась в период национального размежевания Средней Азии. Процесс длился где-то 10 лет. Главными целями размежевания были ослабление пантюркизма и панисламизма. Советская этнография и востоковедение сыграли не малую роль в идеологическом, концептуальном оформлении аргументов. Канонические Национальные Истории Республикам Средней Азии производили в Ленинграде.

Российский теоретик современного искусства Борис Клюшников писал: «В своем знаковом интервью Брюс Ли отвечал журналистам на вопрос о своем стиле боя: «Будь как вода, мой друг! Будь как вода». Он имел в виду слияние с потоками, ликвидность, течение. С тех пор вода стала главной визуальной метафорой, как позднего финансового капитализма, так и человеческих способов выживания в этой неолиберальной экологии. Вода, стирающая границы между государствами, опасна и таит в себе как идею новой жизни, так и возможность гибели».

Вопрос воды болезненный и острый в Центральной Азии. В советский период энергетическая инфраструктура была общей и работала по схеме кольца: Кыргызстан, Таджикистан давали воду для сельского хозяйства Казахстану, Узбекистану, Туркмении. Взамен они передавали Кыргызстану, Таджикистану, газ и нефть. Крах СССР положил конец кольцевому принципу. Энергетическая дезинтеграция стала головной болью ЦА.

Необходимый первый шаг создания тюркской социалистической федерации – энергетическая реинтеграция пространства ЦА. Восстановления связей энергетического обмена. Совместное использование спорных объектов инфраструктуры. Водная, энергетическая инфраструктуры должны быть в особом статусе. ЦА обречена, быть вместе, если хочет выжить и противостоять таким могущественным соседям как Китай и Россия.

Схожие решения поддерживает узкая прослойка интеллектуалов, как левых, так и правых взглядов.

Ответ ЖН: О, мне нравится этот вопрос. Лично я отсчитываю возникновение наций с приходом советской современности. Это где-то в 50-х – 60-х, когда национальное размежевание достигло своего пика. Были созданы и утверждены национальные символы, такие как колпак, комуз, эпос Манас и.т.д. Советская историография также проработала необходимую базу для возникновения искусственной идентификации. Я бы назвал это историческим инжинирингом. По сути, любая нация представляет собой искусственное образование, но различается по уровню исторического искажения ретроспективы. Центрально-азиатские республики, пожалуй, на одном уровне в этом с некоторыми африканскими государствами. Кыргызская нация берет свое начало в сырых советских кабинетах нашей метрополии принявшей решение расчленить Среднюю Азию.

И теперь это приобрело невообразимые масштабы. Я испытываю непреодолимый страх, когда слышу воинственные кличи во время празднования дня «Ак Калпак» или когда вижу потенциал манасоцентрического нацизма в Таласе. И пугает меня лишь размер лжи, которую вложили в уста этим людям.

Историческая реальность такова, что Центральная Азия была одним культурно-языковым целым. Национальной идентификации не существовало, ее заменяла региональная, племенная и языковая. Все ханства, включая Кокандское, были многоэтническими образованиями, в которых подчиненные народы принимали участие в управлении государством через своих представителей в бесконечных политических интригах друг с другом и правящими династиями. Приведу простой пример, кипчаки были устойчивым этнополитическим образованием, охватывающим часть территорий современного Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана, но их уже нет на исторической арене просто потому, что СССР решил не включать их в свои планы (меньшинства в Таджикистане и Узбекистане, локайцы и каракалпаки отдаленно связаны с кипчаками). Кыргызы, узбеки, казахи были языковыми, а не этническими общностями. Существовала также дихотомия в плоскости кочевник-оседлый и тюркоязычный-ираноязычный. Во времена басмаческой войны, коммунисты наскоро слепили Туркестанскую АССР, Киргизскую АССР, Бухарскую и Хорезмскую НСР из обломков Туркестанского автономного округа. Пантюркизм витал в воздухе еще до его проникновения в Центральную Азию через среду татарских и турецких интеллектуалов. Вот с чем имели дело советские «инженеры», когда начали процесс национального размежевания в 5 новых республик. Различия были поощрены, а общность забыта, ради искусственных идентичностей.

Тюркская Федерация не должна носить этнический характер. Не должно быть противопоставления персо-язычному населению. Контакты между тюрками и иранцами и создали подлинную историческую, культурную, языковую действительность Центральной Азии. Я против всякого конструирования Туркестанской идентичности сверху-вниз. Это может произойти и снизу-вверх, если дать культуре и идентичности больше жизненного пространства в рамках национальной пропаганды. Ключом является племенная идентичность, что все еще прослеживается среди множества племен, которые встречаются если не во всех республиках, то хотя бы в нескольких. Эти племена и есть осколки исторической самости, которую у нас отняла советизация. Продолжая называть себя кыргызами, казахами и узбеками, мы остаемся во власти уже мертвых господ из Кремля. Спорные территории обязаны получить автономию и протекцию культуры, как и любые этнические группы со своей идентичностью в рамках тюркского этноса и вне его. Более того, Тюркская Федерация, если таковой и быть в будущем, должна сыграть роль в признании армянского геноцида и деконструировании искаженной турецкой историчности.

Местные элиты поддерживают интеграцию лишь отчасти, в основном из-за страха перед растущим российским и китайским давлением. Средний класс испытывает растущий национализм и религиозное влияние Ислама. Пантюркизм присутствует в тонкой прослойке интеллектуалов, часто англоязычных и, как ни парадоксально, в среде ультраправых.

ПРОЛЕТАРИАТ И РЕВОЛЮЦИЯ

Вопрос: По несколько стыдливому признанию некоторых российских левых, где и стоит искать тех самых отчаянных пролетариев, «не имеющих отечества», так это в упомянутом социальном пространстве трудовых мигрантов из Средней Азии. Ленин в свое время описывал причины, почему восстания часто начинаются со строителей — это их высокая мобильность, соприкосновение с рабочими других профессий и особенность отрасли — сложность для бюрократизации или локального самоуправления.

Однако в материале ШТАБ «Движения и мигранты в Центральной Азии» выражен тезис о том, что среднеазиатские трудовые мигранты вовсе не ощущают себя рабочим классом.

Российские рабочие вяло объединяются в профсоюзы или иные экономические органы, что насчет рабочих из малых республик бывшего СССР? Ближе ли кыргызским рабочим национальные или религиозные объединения на данный момент?

 

Ответ ММ и АЧ: К сожалению, у рабочих Кыргызстана ( и наверное всей ЦА) слабо развито классовое сознание и идентичность. В ближнем зарубежье им ближе национальное объединение в форме диаспоры. Внутри страны религиозное объединение. Такие тенденции связаны с отсутствием социального государства. Вместо государства социальную помощь предоставляет мусульманские организации, диаспоры, семья (в широком смысле). Конечно, бывали и удачные прецеденты. Например, ГМПК (Горно-металлургический профсоюз Кыргызстана). Возлагать большие надежды на них тоже не стоит. Их деятельность не выходит за рамки аполитичного органайзинга (только требования экономического характера, без политики).

Ответ ЖН: Рабочий класс переживает кризис, что удивительно учитывая, что именно сейчас доля зарплат в структуре экономики пропорционально уменьшается в пользу прибылей и капитала. Строители, рабочие на производствах слишком разобщены, подавлены и уже не так многочисленны. Работники в сфере услуг не имеют культуры протеста и забастовок, в целом из-за того, что полностью поглощены системой. Классовая идентификация все еще несет смысловую нагрузку в нишевых средах, но подобные группы не многочисленны, а значит не имеют политической нагрузки. В рамках представительной демократии, этот рабочий класс не находит тех, кто мог бы их представлять. В итоге рабочие как раз таки находят утешение в национальной или религиозной самоидентификации.

Вопрос: Какие формы борьбы распространены?

 

Ответ ММ и АЧ: Перекрытие дорог, оккупация общественных мест, небольшие мирные акции и действия с применением насилия.

Ответ ЖН: Самая распространенная форма в КР это конечно мирные протесты, которые могут завершаться компромиссом со стороны бизнеса. В целом, из-за того, что в КР государство не способно в полной мере защищать капитал и наличествует полу-развитое гражданское общество, рабочий класс может вынуждать работодателей идти на уступки.

Вопрос: Как обстоит дело с левыми организациями в КР?

 

Ответ ММ и АЧ: Плохо. Предполагаю что, кроме Бишкека в остальной части страны они отсутствуют. Бишкекских левых организаций всего 2: Лаборатория Си и ШТАБ. Следует уточнить что, я использую термин «левые» в этом контексте как зонтичный, в расширенном смысле. Эти две левые культурные институции функционируют в режиме НКО. Говоря о «режиме НКО» я не пытался обесценить, очернить, принизить их работу. Деятельность двух групп направлена на культурное и информационное поле общества, они как могут, стараются ввести в дискурс альтернативу либерализму и национализму, левый взгляд на общественные проблемы.

Плюс есть еще мы, Репост Революции. Наша цель стать медиа каналом Центральной Азии, который будет освещать наш регион с левого/анархо-коммунистического угла зрения.

Вопрос: Одним из ключевых моментов Великой Французской революции для Маркса была активность якобинцев, яростных противников старого порядка, и санкюлотов, которые, по сути, являлись прототипом (пусть и не чистой) пролетарской партии.

В нынешних революциях последних лет нам уже сложнее выделить линию пролетариата в национальных и гражданских массах. Тем не менее, опираясь на утверждения о череде революций или перманентной революции, мы подразумеваем, что незрелая и наивная пролетарская динамика незримо присутствует в большинстве случаев: не только в движении «Оккупай Уолл-стрит» или боснийских пленумах, но и в украинском Майдане и протестах против повышения тарифов на электроэнергию в Армении. Применимо ли это к кыргызстанским революциям 2005 и 2010?

 

Ответ ММ и АЧ: Отчасти применимо. Важным катализатором для протестов 2010 года было повышение тарифов на электроэнергию и постоянные веерные отключения света. Население Центра (Бишкека) не проявляло массовой протестной активности. Люди из Периферии (села и регионы) приезжали в Центр, чтобы сопротивляться власти. «Протестная инфраструктура» за период независимости имела такой вид. Исследовательница Асель Доолоткельдиева пишет: «лидеры сельских движений были вынуждены ездить в Бишкек, политический центр, для поиска и установления связей с потенциальными единомышленниками».

Революции 2005 и 2010 годов по содержанию были буржуазно-демократическими, социальная составляющая оказалось на заднем плане.

Ответ ЖН: Основная причина революций в КР это наличие противоборствующих элит, использующих социальную динамику и медиа в своих целях. В 2005 году сыграла роль экономическая рецессия, коррумпированность, Аксыйский события. Определенно наличествовала динамика рабочего класса, но очень примитивная и неоформленная, чтобы быть осознанной. Популисты используют лозунги о повышении зарплат и уменьшении тарифов на электричество. Из всех групп внутри рабочего класса, наиболее близки к представленности это бюджетники, так как у них есть определенная возможность повышения зарплат. Это в основном происходит в рамках социал-демократической риторики, которая, однако, не выходит на уровень реформ.

Вопрос: «Атамбаевское» руководство менее коррумпировано и заметно демократичнее лидеров среднеазиатских соседей. Правильно ли называть его продуктом революции? Есть ли у вас прогнозы на новый политический период?

 

Ответ ММ и АЧ: Атамбаев удачно воспользовался плодами революции в свою сторону и медленно двигался в автократию. Давление на СМИ, репрессии против политических конкурентов/критиков правящей партии.

Кыргызстан сделал свою «инновацию» в манипулировании выборами под названием Самара. «Правительственный сервер, обрабатывающий личные данные граждан Кыргызстана, хранил частную базу данных. Она получила название «Самара» и использовалась для влияния на избирателей во время президентских выборов».

В недалеком будущем у Кыргызстана есть шансы стать успешной цифровой диктатурой в ЦА.

Ответ ЖН: Атамбаев это действительно продукт революции, ведь на этом он и построил свой политический образ. Но он скорее оппортунист, проходимец, сумевший использовать ситуацию в свою пользу, чем лицо антидиктаторской революции. Правительство Атамбаева было более демократичным, но на данный момент выродилось в гибридную систему из-за политического клана, который стремится удержать власть во всех ветвях власти любыми способами. Примером тому служат грязные методы во время последних выборов и политические аресты. Атамбаев, скорее всего, стремится стать новым премьером и главой СДПК (полномочия которого были расширены после последних конституционных поправок), чтобы держать Жээнбекова под контролем через госаппарат и Жогорку Кенеш. В то же время, Жээнбеков уже начал формировать свой клан и по всей видимости стремится к независимости от Атамбаева. Вне зависимости от результата их противостояния или отсутствия такового, политическая и экономическая реальность КР пришла в стабильность и очередной застой, если только оппозиция не консолидируется и не выступит одним фронтом. Тем не менее, политические группировки не способны вдохновить массы на массовые протесты и дальнейшее свержение власти без нужной критической массы недовольства, которая на данный момент перевешивается усталостью людей от политической нестабильности. Все зависит от действующей администрации, но, поверьте, их популистские назначения молодых кадров не сыграют никакой роли, и КР будет в дальнейшем застое, похожем на последние 6 лет.

Вопрос: На заре независимости КНР выражала недовольство новыми среднеазиатскими государствами, боясь вспышки уйгурских восстаний у себя. Но акаевское правительство оказалось сговорчивым, и передача земли китайцам обернулась Аксыйскими событиями. Насколько сегодня распространены антироссийские и антикитайские настроения, и что из этого сильнее? Каким образом это сочетается с симпатией к Турции?

 

Ответ ММ и АЧ: Антироссийские настроения внутри страны распространены пока слабо. А вот антикитайские растут, усиливаются. Ради китайского гранта была объявлена «реновация» и начата вырубка большинства деревьев Бишкека. Для постройки китайского отеля снесли архитектурный памятник ресторан Нарын. Бишкекчанам не по душе углубляющееся присутствие китайского капитала. На государственном уровне отношения с Турцией немного охладились из-за фактора Гюлена.

Ответ ЖН: Любопытно, что антироссийские тенденции особенно сильны в среде трудовых мигрантов. По всей видимости из-за дискриминации в РФ, происходит радикализация их национальной самоидентичности. Тем не менее, большинство населения до сих пор предпочитает покровительство РФ в нашей внешней политике. Антикитайские тенденции еще не так сильны, но постоянно растут на фоне увеличение экономического присутствия китайского капитала. Симпатии к Турции связаны через религиозный канал и на самом деле антитурецкие настроения также усиливаются, из-за конфликтов с турецкими компаниями в КР.

Вопрос: В республике растет доля узбеков. Смягчает ли это соответствующие межнациональные отношения? Как сегодня жители Кыргызстана воспринимают столкновения с узбекским населением во время революции?

 

Ответ ММ и АЧ: Власть страдает паранойей. Боятся сепаратизма со стороны узбекского населения. Прошлогодний конфликт с покойным президентом Узбекистана Каримовым сделал узбеков в глазах обывателей потенциальными национальными предателями.

Ответ ЖН: Узбеки чувствуют себя ущемленными в КР, хотя и не очень сильно. Межнациональные отношения ухудшились после Ошских событий. Кыргызы воспринимают себя как титульную нацию, когда растет вероятность конфликта с узбеками. Я бы назвал антиузбекские настроения ключевыми в подъеме национализма, наряду с ростом консерватизма в условиях распространения западной культуры.

Вопрос: Прогрессивно ли по-вашему обращение общества к давнему общинно-кочевому опыту жизни?

 

Ответ ММ и АЧ: Обстоятельства и конъюнктура в настоящее время таковы, что обращение к общинно-кочевому опыту жизни выродится во внутренний ориентализм и самоэкзотизацию во имя туристификации экономики, чтобы привлечь туристов из западных стран.

Ответ ЖН: Само слово прогресс представляет собой европейскую, модернистскую концепцию. Поэтому я бы не назвал это прогрессивным. Обращение к опыту прошлого, переосмысление истории и идентификации необходимы нам как воздух, чтобы обрести свое Я, МЫ свободное от последствий советизации культуры. Примером могло бы служить, например обращение к Тенгрианству, в противовес Исламу, но сейчас это часть андеграунда, шизофренического космополитизма или даже национализма.

Добавить комментарий