Полемика о вопросе партии и концепции упадка капитализма

посткап / post-cap

 

Товарищи из IGCL (Интернациональная Группа Левых Коммунистов) установили связь с нашей группой и развернули дискуссию, касающую вопросов о партии и концепции упадка капитализма. Наследуя теоретические наработки фракции левых коммунистов периода конца 1930-х, IGCL отстаивают позицию, согласно которой капитализм находится в состоянии упадка с 1914-го года, что схоже с постоянным кризисом. По этой причине сторонники теории упадка полностью отрицают динамику и необходимость профсоюзов и парламентской демократии. С другой стороны, в партийном вопросе в тезисах IGCL чувствуется консилистское влияние, когда они настаивают на том, что эмансипация рабочего класса не может быть совершена руками партии. Продолжая защищать неполитическое понятие класса, IGCL предпочли подвергнуть критике один из фундаментальных документов левых коммунистов «Происхождение и функция партийной формы«, собранный из работ Маркса разных лет.

Прочитать текст полемики на английском и французском.

Так как IGCL не привели текст нашего последнего ответного письма, мы приводим его здесь.

Полемика о вопросе партии и концепции упадка капитализма

 

Мы можем дать наш ответ в виде ответов на вопросы, которые мы можем сформулировать из вашего письма.

1) Вопрос о партии

Первый вопрос — Можно ли называть пролетариев, участвующих в экономической борьбе, классом?

Третий том Капитала заканчивается на словах

«Ближайший вопрос, на который мы должны ответить, таков: что образует класс…?«

и не дает ответа, поэтому обратимся к Ленину:

«Классами называются большие группы людей, различающиеся но их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роди в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы, это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства«. Ленин В.И. Великий почин

Это замечательное определение класса, но достаточное ли? Здесь говорится о положении в обществе, экономическом положении, но ничего не говорится об активности класса.

Маркс использовал по крайней мере две формулировки.

1) деление на класс-в-себе и класс-для-себя, например, в Нищете философии:

«Экономические условия превратили сначала массу народонаселения в рабочих. Господство капитала создало для этой массы одинаковое положение и общие интересы. Таким образом, эта масса является уже классом по отношению к капиталу, но ещё не для себя самой. В борьбе, намеченной нами лишь в некоторых её фазах, эта масса сплачивается, она конституируется как класс для себя. Защищаемые ею интересы становятся классовыми интересами. Но борьба класса против класса есть борьба политическая«.

2) В Немецкой идеологии под классом понимается класс, ведущий борьбу с другими классами:

«Отдельные индивиды образуют класс лишь постольку, поскольку им приходится вести общую борьбу против какого-нибудь другого класса; в остальных отношениях они сами враждебно противостоят друг другу в качестве конкурентов«.

Поэтому пролетариат — это политический класс, осуществляющий свою историческую миссию:

«Пролетариат может существовать, следовательно, только во всемирно-историческом смысле, подобно тому как коммунизм — его деяние — вообще возможен лишь как «всемирно-историческое» существование. А всемирно-историческое существование индивидов означает такое их существование, которое непосредственно связано со всемирной историей».

Конкуренция между пролетариями, их политическая несознательность означает тем самым, что пролетариата (исторического класса) еще нет.

«Рабочий класс либо революционен, либо он ничто» Маркс Энгельсу 18 февраля 1865

Мы не обязаны привязываться только к одной из формулировок. Между ними нет противоречия — Маркс отделяет экономическую борьбу от политической и описывает переход первой ко второй:

Класс-в-себе Класс-для-себя
Борьба на предприятии Борьба, объединяющая всех рабочих
Конкуренция между рабочими Организованные рабочие
Экономический класс Политический класс, Исторический класс
Отсутствие классового сознания Наличие классового сознания
Пролетарии, рабочие Пролетариат

Наилучшим вариантом будет отказ от использования этих формулировок вне контекста. Ранний Invariance и бордигисты после Второй мировой войны предпочитают называть классом только организованный класс, противостоящий остальным классам, потому что только в политической борьбе пролетариат действует как класс. В политической борьбе он узнает про интересы других классов, а потому движется к захвату власти, разрушению государства, установлению своей диктатуры и уничтожению всех классов и государства. Если потребует ситуация, мы можем выбрать иную формулировку.

«С общественной точки зрения класс рабочих — даже вне непосредственного процесса труда — является такой же принадлежностью капитала, как и мёртвое орудие труда. (…) В действительности рабочий принадлежит капиталу ещё раньше, чем он продал себя капиталисту. Его экономическая несвобода одновременно и обусловливается и маскируется периодическим возобновлением его самопродажи, переменой его индивидуальных хозяев-нанимателей и колебаниями рыночных цен его труда» Капитал Т.1

Важнее понимать, что рабочий принадлежит капиталу, и конкурирующие между собой рабочие (экономический класс, класс-в-себе) пассивно реагируют на этот факт. Изменить общественные и производственные отношения может только политический класс, вышедший за границы экономических требований, а потому не желающий принадлежать капиталу.

Ответ: Пролетарии, участвующие в экономической борьбе, являются пассивными конкурирующими между собой рабочими (классом-в-себе), они не действуют как класс и свергнуть политическую власть буржуазии не в силах.

Второй вопрос — Является ли экономическая борьба классовой борьбой?

Фактически, это переиначенный первый вопрос.

в Нищете философии, Манифесте Маркс не раз упоминал, что классовая борьба — политическая борьба.

На эту тему неплохо высказал Ленин в «О либеральном и марксистском понятии классовой борьбы»:

«Всякая классовая борьба есть борьба политическая. Известно, что эти глубокие слова Маркса оппортунисты, порабощенные идеями либерализма, понимали превратно и старались истолковать извращенно. К числу оппортунистов принадлежали, например, «экономисты», старшие братья ликвидаторов. «Экономисты» думали, что любое столкновение между классами есть уже политическая борьба. «Экономисты» признавали поэтому «классовой борьбой» борьбу за пятачок на рубль, не желая видеть более высокой, развитой, общенациональной классовой борьбы за политику. «Экономисты» признавали, таким образом, зачаточную классовую борьбу, не признавая ее в развитом виде. «Экономисты» признавали, иначе говоря, в классовой борьбе лишь то, что было наиболее терпимо с точки зрения либеральной буржуазии, отказываясь идти дальше либералов, отказываясь признавать более высокую, для либералов неприемлемую, классовую борьбу. «Экономисты» превращались этим в либеральных рабочих политиков. «Экономисты» отказывались этим от марксистского, революционного, понятия классовой борьбы«.

Таким образом, экономическая борьба рабочих — только зачаточная классовая борьба. Так же как эмбрион человека нельзя называть настоящим человеком, так и зачаточную классовую борьбу нельзя называть полноценной классовой борьбой. Но ни человек, ни классовая борьба не могут пропустить этап развития своего эмбриона. Без экономической борьбы пролетарии смогут участвовать только в межклассовом политическом движении, а не самостоятельно.

Ответ: Экономическая борьба — необходимый шаг, переходящий в классовую борьбу, но не сама классовая борьба.

Третий вопрос — Каково отношение между пролетариатом и партией?

В Манифесте описывается переход от экономической борьбы к политической:

«Рабочие начинают с того, что образуют коалиции против буржуа; они выступают сообща для защиты своей заработной платы. Они основывают даже постоянные ассоциации для того, чтобы обеспечить себя средствами на случай возможных столкновений. Местами борьба переходит в открытые восстания.

Рабочие время от времени побеждают, но эти победы лишь преходящи. Действительным результатом их борьбы является не непосредственный успех, а все шире распространяющееся объединение рабочих. Ему способствуют все растущие средства сообщения, создаваемые крупной промышленностью и устанавливающие связь между рабочими различных местностей. Лишь эта связь и требуется для того, чтобы централизовать многие местные очаги борьбы, носящей повсюду одинаковый характер, и слить их в одну национальную, классовую борьбу. А всякая классовая борьба есть борьба политическая. И объединение, для которого средневековым горожанам с их проселочными дорогами требовались столетия, достигается современными пролетариями, благодаря железным дорогам, в течение немногих лет.

Эта организация пролетариев в класс, и тем самым — в политическую партию, ежеминутно вновь разрушается конкуренцией между самими рабочими«.

Конституция пролетариев в класс — это восхождение рабочих на политический уровень.

Пролетариат, который как мы указывали ранее, участвует в политической борьбе как самостоятельный класс, организуется в политическую партию. Этот пункт программы сохраняется и в поздних произведениях Маркса и Энгельса.

в Происхождении семьи, частной собственности и государства:

«До тех пор пока угнетенный класс — в данном случае, следовательно, пролетариат — еще не созрел для освобождения самого себя, он будет в большинстве своем признавать существующий общественный порядок единственно возможным и политически будет идти в хвосте класса капиталистов, составлять его крайнее левое крыло. Но, по мере того как он созревает для своего самоосвобождения, он конституируется в собственную партию, избирает своих собственных представителей, а не представителей капиталистов«.

в Резолюции конференции делегатов Международного Товарищества Рабочих, состоявшейся в Лондоне с 17 по 23 сентября 1871 года:

«против объединенной власти имущих классов рабочий класс может действовать как класс, только организовавшись в особую политическую партию, противостоящую всем старым партиям, созданным имущими классами;

…эта организация рабочего класса в политическую партию необходима для того, чтобы обеспечить победу социальной революции и достижение ее конечной цели — уничтожение классов;«

Утверждение политического класса, программы пролетариата равнозначно организации в партию. Это один и тот же процесс. Без партии нет пролетариата (исторического класса).

Пролетариат действует в истории как класс, когда он организует партию (5-й тезис в Тезисах о тактике)

Заключительное слово по отчету ЦК РКП(б) 9 марта 1921 :

«После того, что мы все эти бедствия пережили, что мы все это практически видели, мы знаем, как чертовски трудно с ними бороться. Мы после двух с половиной лет Советской власти перед всем миром выступили и сказали в Коммунистическом Интернационале, что диктатура пролетариата невозможна иначе, как через Коммунистическую партию«.

Означает ли это, что партия равна пролетариату?

Здесь следует сделать замечание, что помимо политической партии Маркс упоминал партию «в великом историческом смысле» (цитированное Invariance письмо Маркса Фрейлиграту).

Такая партия означает не только партию, сформированную в процессе утверждения политического класса, с ее формальным членством, но и каждый человеческий поступок, принадлежащий к «реальному движению, отрицающему существующий порядок вещей» (Немецкая идеология), даже когда пролетарии еще не ведут открытую классовую борьбу.

Такое понятие партии, связанное с интересами пролетариата (а не с названием Союз Коммунистов), можно найти в:

Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г:

«Одним словом, революция шла вперёд и прокладывала себе дорогу не своими непосредственными трагикомическими завоеваниями, а, напротив, тем, что она порождала сплочённую и крепкую контрреволюцию, порождала врага, в борьбе с которым партия переворота только и вырастала в подлинно революционную партию«

Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта:

«Все классы и партии во время июньских дней сплотились в партию порядка против класса пролетариев — партии анархии, социализма, коммунизма«.

В феврале 1917-м году партия большевиков насчитывала только 24 тысячи человек. В июле численность партии стала 240 тысяч. Это значит, что во время революционного подъема историческая партия наконец-то соединилась с формальной партией.

Как и в случае с классом, мы можем использовать или не использовать концепцию «историческая партия\формальная партия», как того потребуют обстоятельства. Это не критический вопрос. Содержанием данной концепции является то, что коммунистическое движение не может быть намертво привязано к формальному членству.

Стоит заметить, что сравнение партии пролетариата с партией порядка полностью теряет свой смысл, если мы теряем понятие исторической партии и признаем партию только как формальную партию. Реальность сегодняшнего дня может дать нам только формы. Теория же является анализом человеческой истории более широкого периода, чем сегодняшний день. Теория охватывает несколько капиталистических циклов накопления, революционных волн, а также данные о предыдущей истории человечества от первобытной общины. Поэтому теория, т.е. программа, воплощается в жизнь с помощью форм сегодняшнего дня, с помощью формальной партии. Программа — содержание политической партии, ее сущность. Действия, отношения партии продиктованы программой, накопленными знаниями за всю историю человечества, а не только существующим моментом. Неудача и разгром формальной партии не может поставить под сомнение программу, всецело или по частям. Программа существует дальше, но ожидает следующего революционного подъема.

С середины 20-х партия проиграла государству (государству первоначального накопления капитала), в 33-м об организованной партии уже не могло быть и речи. Коммунистическое движение в СССР потеряло свою политическую силу.

В такие критические моменты реальное движение перестает быть возглавленным партией, особенно, когда партия начинает вырождаться в обычную буржуазную партию, когда она защищает чисто буржуазные интересы.

Циркулярное письмо А. Бебелю, В. Либкнехту, В. Бракке и др. 17-18 Сентября 1879:

«Что касается нас, то, в соответствии со всем нашим прошлым, перед нами только один путь. В течение почти 40 лет мы выдвигали на первый план классовую борьбу как непосредственную движущую силу истории, и особенно классовую борьбу между буржуазией и пролетариатом как могучий рычаг современного социального переворота; поэтому мы никак не можем идти вместе с людьми, которые эту классовую борьбу стремятся вычеркнуть из движения. При основании Интернационала мы отчетливо сформулировали боевой клич: освобождение рабочего класса должно быть делом самого рабочего класса. Мы не можем, следовательно, идти вместе с людьми, открыто заявляющими, что рабочие слишком необразованны для того, чтобы освободить самих себя, и должны быть освобождены сверху, руками филантропических крупных и мелких буржуа. Если новый партийный орган примет направление, отвечающее воззрениям этих господ, если он будет буржуазным, а не пролетарским, то нам, к сожалению, не останется ничего другого, как выступить против этого публично и положить конец той солидарности с вами, которую мы проявляли до сих пор, представляя германскую партию за границей. Но до этого, надо надеяться, дело не дойдет«.

Метафизический метод старается найти точное время рождения человека или его смерти, признавая только абсолютно живое и абсолютно мертвое тело.

Мы не можем назвать точное время рождения партии и политического класса. В «тезисах о тактике» речь идет о процессе организации партии. Когда благодаря классовой борьбе возникла коммунистическая партия, но она еще не могла взять власть. Ей еще нужно было искать поддержку в экономических забастовках, значит и среди класса-в-себе. Потому пролетариат и партия в этом тексте разделены.

Когда (формальная) партия уже готова взять власть, реальное движение коммунистических рабочих, конечно же, находится не только в партии.

В Гражданской войне во Франции Маркс писал:

«Рабочему классу предстоит не осуществлять какие-либо идеалы, а лишь дать простор элементам нового общества, которые уже развились в недрах старого разрушающегося буржуазного общества«.

Партия у власти освобождает от препятствий действительное движение, которое заключается не только в самой партии («мозге»), но и в теле революции.

В Святом семействе, Немецкой идеологии или в Рукописях 1844 Маркс говорит о коммунистических рабочих, коммунистических пролетариях, коммунистических ремесленниках как о практическом движении. Они являются коммунистами в своем бытие, а не в коммунистических писаниях. Программа — результат их борьбы.

Если класс лишается головы, т.е. партии, значит он теряет выработанную программу и теорию, и придется начинать все с начала. Когда ICT, ICC говорят, что бордигизм приравнял партию к классу, они не понимают ни функцию партии, ни ее историческое происхождение. Возможно, они просто хотят оправдать стихийные внепартийные действия рабочих или желают избавиться от всякого принуждения к рабочим со стороны партии. Поэтому нередко страхи вырождения пролетарской партии приводят к размышлениям об универсальном решении проблемы. Такие организации хотят ограничить отношения между партией и классом универсальными и готовыми юридическими нормами и формами движения:

«социализм не может быть навязан пролетариату посредством насилия и принуждения». Вопрос о государстве («Octobre», 1938)

— данные юридические принципы повторяют ошибки просвещения и утопического социализма. Эти ошибки разрешили коммунисты двумя словами — классовая борьба. Все, что выдумывается вне классовой борьбы, вне ее динамического развития и направления — утопизм. Уничтожение государства возможно по причине уничтожения классов, отсутствия необходимости в политической власти, а не потому что партия оказывается милостивой к пролетариату (экономическому классу), который находясь вне партии слабо защищен от влияния буржуазных идей.

— после захвата власти подобные юридические принципы возвращают к «оружию критики», попытке влиять на ошибающихся внепартийных рабочих только силой убеждения. Это равнозначно восстановлению господства демократии, идей гражданского идеализма.

«нет возможности освободить рабочий класс или создать новый социальный порядок, если это не вытекает из самой классовой борьбы. Никогда и ни по какой причине пролетариат не должен оставлять кому-то свою роль в этой борьбе. Он не должен делегировать свою историческую миссию другим, или передавать свою власть другим — даже своей собственной политической партии«. (Политическая платформа Partito Comunista Internazionalista, 1952).

Онорато Дамен определяет рабочий класс только как субъект с исторической миссией, но отбрасывает тот факт, что пролетариат является политическим классом, противостоящим другим классам, только при объединении в партию. Если в политике (то есть классовой борьбе) пролетариат не будет представлен партией, то тогда партия является лишь мыслью пролетариата, не имеющей право на какое-либо действие, выходящее за рамки теории. И тогда это уже консилизм, где партия не является политической.

Подобные готовые рецепты по сохранению партии от вырождения не практичны. Они возвращаются к вопросу насилия (партии к пролетариату), ставят его принципиально, а потому приближаются к Дюрингу, которого ловко опроверг Энгельс.

Ответ — Практика рабочей борьбы способствует вырабатыванию программы и организации в класс и в партию. (Формальная) партия — это признак зрелости движения, политической зрелости класса. (Формальная) партия необходима для движения, но классовое движение шире (формальной) партии.

Четвертый вопрос — Каким образом можно характеризовать диктатуру пролетариата? Это политическая или социальная диктатура?

Для начала вспомним, почему пролетариат — революционный класс.

Пролетариат — самый угнетенный класс в капиталистическом обществе, он лишен условий своего труда, отчужден от продуктов своего труда, у него нет резервов, какого-либо прочного положения. Исторически пролетариат отличается от всех производительных классов полным не-имением (при экономическом принуждении), отсутствием какой-либо собственности. Ему приходится продавать только рабочую силу, способность к труду, то есть особый товар.

Но именно это положение обуславливает особое освобождение пролетариата, которое отличается от освобождения угнетенных классов предыдущих способов производства:

«В чём же, следовательно, заключается положительная возможность немецкой эмансипации?

Ответ: в образовании класса, скованного радикальными цепями (…) такой сферы, наконец, которая не может себя эмансипировать, не эмансипируя себя от всех других сфер общества и не эмансипируя, вместе с этим, все другие сферы общества, — одним словом, такой сферы, которая представляет собой полную утрату человека и, следовательно, может возродить себя лишь путём полного возрождения человека. Этот результат разложения общества, как особое сословие, есть пролетариат«. К критике гегельевской теории права

Освобождение пролетариата от условий его угнетения, отчуждения и эксплуатации — это преобразование всего общества и отмена собственности и классов вообще.

«Так как в оформившемся пролетариате практически закончено отвлечение от всего человеческого, даже от видимости человеческого; так как в жизненных условиях пролетариата все жизненные условия современного общества достигли высшей точки бесчеловечности; так как в пролетариате человек потерял самого себя, однако вместе с тем не только обрёл теоретическое сознание этой потери, но и непосредственно вынужден к возмущению против этой бесчеловечности велением неотвратимой, не поддающейся уже никакому прикрашиванию, абсолютно властной нужды, этого практического выражения необходимости, — то ввиду всего этого пролетариат может и должен сам себя освободить. Но он не может освободить себя, не уничтожив своих собственных жизненных условий. Он не может уничтожить своих собственный жизненных условий, не уничтожив всех бесчеловечных жизненных условий современного общества, сконцентрированных в его собственном положении. Он не напрасно проходит суровую, но закаляющую школу труда. Дело не в том, в чём в данный момент видит свою цель тот или иной пролетарий или даже весь пролетариат. Дело в том, что такое пролетариат на самом деле и что он, сообразно этому своему бытию, исторически вынужден будет делать. Его цель и его историческое дело самым ясным и непреложным образом предуказываются его собственным жизненным положением, равно как и всей организацией современного буржуазного общества«. Святое семейство

«Неустанная пропаганда этих пролетариев, дискуссии, которые они ежедневно ведут между собой, в достаточной мере доказы­вают, насколько они сами не хотят оставаться «прежними» и насколько они вообще не хотят, чтобы люди оставались «прежними». «Прежними» они остались бы только в том случае, если бы стали вместе с Санчо «искать вину в самих себе»; но они слишком хорошо знают, что лишь при изменившихся обстоятельствах они перестанут быть «прежними», и поэтому они проникнуты решимостью при первой же возможности изменить эти обстоятельства. В революционной деятельности изменение самого себя совпадает с преобразованием обстоятельств«. Немецкая идеология

Пролетариат устанавливает свою диктатуру, не потому что он стремится к насилию ради насилия. Пролетариат постепенно осознает, что любые другие социализмы преследуют иные собственнические интересы других классов.

«в то время как пролетариат уступает этот социализм мелкой буржуазии, а борьба между различными социалистическими вождями обнаруживает, что каждая из так называемых систем есть претенциозное подчёркивание одного из переходных моментов социального переворота в противоположность другим, — пролетариат всё более объединяется вокруг революционного социализма, вокруг коммунизма, который сама буржуазия окрестила именем Бланки. Этот социализм есть объявление непрерывной революции, классовая диктатура пролетариата как необходимая переходная ступень к уничтожению классовых различий вообще, к уничтожению всех производственных отношений, на которых покоятся эти различия, к уничтожению всех общественных отношений, соответствующих этим производственным отношениям, к перевороту во всех идеях, вытекающих из этих общественных отношений…«

Пролетариат в отличие от остальных классов в своем освобождении не преследует присвоения средств производства. Он разрушает все права собственности.

«…Все прежние классы, завоевав себе господство, стремились упрочить уже приобретенное ими положение в жизни, подчиняя все общество условиям, обеспечивающим их способ присвоения. Пролетарии могут завладеть социальными производительными силами только упразднив собственный способ присвоения, а с ним, весь способ присвоения, существующий до сих пор. Пролетариям нечего сохранять; они должны уничтожить все существующие частные гарантии и законные права«. Манифест коммунистической партии

Диктатура пролетариата уничтожает классы, а значит, диктатура пролетариата сменяется свободным человеческим развитием.

Так как «Политическая власть в собственном смысле слова — это организованное насилие одного класса для подавления другого«, то диктатура пролетариата,  является классовым господством, а значит и политической властью.

Особая историческая миссия пролетариата — уничтожить все условия классового общества. Пролетариат, уничтожая капитал и стоимость, уничтожает самого себя, а значит, открывает двери для свободного человеческого развития, настоящей истории человечества.

«Частная собственность как частная собственность, как богатство, вынуждена сохранять своё собственное существование, а тем самым и существование своей противоположности — пролетариата. Это — положительная сторона антагонизма, удовлетворённая в себе самой частная собственность.

Напротив, пролетариат как пролетариат вынужден упразднить самого себя, а тем самым и обусловливающую его противоположность — частную собственность, — делающую его пролетариатом. Это — отрицательная сторона антагонизма, его беспокойство внутри него самого, упразднённая и упраздняющая себя частная собственность«. Святое семейство

Invariance упоминает о том, что завоеванное пролетарское государство имеет уже не политическую, но социальную функцию. Это очень запутывающее утверждение. Неужели это отказ от диктатуры пролетариата, классового господства?

Если мы обратимся к некоторым произведениям Маркса, то найдем похожие утверждения о политической функции.

«Из всех орудий производства наиболее могучей производительной силой является сам революционный класс. Организация революционных элементов как класса предполагает существование всех тех производительных сил, которые могли зародиться в недрах старого общества.

Значит ли это, что после падения старого общества наступит господство нового класса, выражающееся в новой политической власти? Нет.» Нищета философии

«общественные отношения, в которые вступали индивиды какого-нибудь класса и которые обусловливались их общими интересами против какого-либо другого класса, составляли всегда такую коллективность, к которой индивиды принадлежали лишь как средние индивиды, лишь постольку, поскольку они жили в условиях существования своего класса; они находились в этих общественных отношениях не как индивиды, а как члены класса. Совершенно обратное имеет место при коллективности революционных пролетариев, ставящих под свой контроль как условия своего существования, так и условия существования всех членов общества: в этой коллективности индивиды участвуют как индивиды. Она представляет собой такое объединение индивидов (разумеется, на основе уже развитых к этому времени производительных сил), которое ставит под их контроль условия свободного развития и движения индивидов, условия, которые до сих пор предоставлялись власти случая и противостояли отдельным индивидам» Немецкая идеология

«Это подведение индивидов под определённые классы не может быть уничтожено до тех пор, пока не образовался такой класс, которому не приходится отстаивать против господствующего класса какой-либо особый классовый интерес«. Немецкая идеология

Если Invariance в 1965-м отказалась от диктатуры пролетариата, то значит и Маркс в 1845-1847 был антиполитическим коммунистом?

Разделение на раннего и позднего Маркса, выделение гуманистического периода в жизни Маркса — для нас это имеет мало смысла.

Пролетариат — не новый класс, его диктатура и есть падение старого общества.

Мы рассмотрим этот процесс подробнее. Снижение рабочего дня и отмена вредительских, бесполезных и паразитических профессий и отраслей является большим ударом для капитала. Отмена рыночного характера образования и социальной сферы может быть возможной за счет прибавочного продукта и привлечения всех членов общества к производительному труду (Критика готской программы). Насильственная пролетаризация средних классов и буржуазии уже есть первый шаг к отмене наемного труда. Распространение производительного труда на всех членов общества, введение планирования в физических показателях вместе с отменой закона стоимости и разделения труда постепенно открывают человечеству двери к обществу без классов.

Как мы видим, переходный период — это динамический процесс. Это острая борьба между пролетариатом и его противоположностью — капиталом. Коммунизм не наступает в конкретный час. Потому Диктатура пролетариата — это особая политическая власть, но одновременно и процесс снятия политики вообще. Как насильственная классовая диктатура — это политика, но она вовлекает в борьбу с (обезличенным) капиталом всех членов общества, и в этом смысле, диктатура пролетариата социальна.

Поэтому для нас нет противоречия в утверждении Invariance, нет разницы между понятиями переходного периода раннего и позднего Маркса.

Ответ: Диктатура пролетариата — это диктатура особого класса, обесчеловечного класса, а потому в котором сосредоточены революционные интересы всего человечества. Диктатура пролетариата имеет политическую функцию, но эта политическая функция уже есть снятие политики, потому что пролетариат не может уничтожить капитал, не уничтожив себя, не может отменить наемный труд без распространения труда на все общество. Отмена классов — замена, вытеснение политической функции государства социальной функцией.

2) Концепция упадка капитализма

Концепция упадка капитализма означает, что капитализм с 1914-го года больше не может быть прогрессивным, что объективные условия уже готовы к тому, чтобы перейти к новому способу производства.

Мы не можем согласиться с этой теорией.

Как мы догадываемся, теория упадка происходит из теории кризиса и империализма Розы Люксембург и ленинской работы об империализме.

«Раздел мира между империалистическими странами» для Люксембург вытекает из ложного утверждения, будто капитализм из-за исчерпывания пределов накопления в национальных границах начинает экономически захватывать страны с неразвитыми буржуазными отношениями. Существует несколько работ по критике этой теории. Они говорят о том, что Люксембург не учитывает сложность капиталистического общества, в нем более чем два класса, а капиталистические отношения господствуют, но не охватывают все отношения.

Капитализм доходит до стадии империализма, потому что развивает промышленность, торговый капитал и заемный капитал. Закон стоимости в мировой торговле (разница в производительных силах между более развитыми и менее развитыми странами) позволяет извлекать гораздо большую прибавочную стоимость с помощью империалистической экспансии. Россия вступила в первую мировую войну, но [абсолютные] пределы ее накопления не были исчерпаны, потому что большая часть производства даже не была капиталистической.

«страну наиболее отставшую в экономическом отношении (Россию), в которой новейше-капиталистический империализм оплетён, так сказать, особенно густой сетью отношений докапиталистических» Ленин Империализм как высшая стадия капитализма

«история была бы зарегистрироваться в качестве серии кровавых и мучительных судорог» (Билан н. 11 1, оп. Соч.). По словам Митчелла характеристики этого были:

— «общее и постоянное промышленное перепроизводство»;

— «постоянная массовая безработица, отягчающим классовым контрастом»;

— «хроническое сельскохозяйственное перепроизводство»;

— «значительное замедление процесса капиталистического накопления в результате сужения поля для эксплуатации рабочей силы (органический состав) и непрерывного падения нормы прибыли».» Philippe Bourrinet The Bordigist Current

Данные пункты являются чисто политическими, провозглашением материальной смерти капиталистического способа производства, попыткой выдать желаемое за действительное.

Мы лишь коротко попытаемся описать наши претензии.

Постоянное перепроизводство — мы можем употребить этот термин, если говорим об анархии производства, разорении мелких собственников и постоянном избыточном производстве рабочей силы (перенаселение), например, как в Grundrisse. Кризис перепроизводства не может быть постоянным, ни до 1914-го, ни после 1914-го. История все еще позволяет нам выделять циклы производства [со взлетами и падениями, а не постоянное снижение].

Массовая безработица существовала и до 1914-го года. Капитализм постоянно удерживает часть рабочих масс в избытке (см. 23 гл. Капитала т.1).

Возрастающая тенденция нормы прибыли к понижению —  это «выражение прогрессирующего развития общественной производительной силы труда, выражение, свойственное капиталистическому способу производства» Капитал том 3 глава 13. Но есть и причины, которые противостоят этой тенденции, они рассмотрены в Капитал том 3 гл 14. Потому в период пост-кризисного восстановления норма прибыли способна повышаться.

Если капитализм в упадке, значит, объективные факторы для революции полностью созрели с 1914го, а значит пролетариату нужно только обрести революционное сознание в борьбе, то есть остался только субъективный фактор для революции. Если мировая революция с 1914-го года так и не произошла, то или бытие не определяет сознание или капитализм не в упадке и все еще [относительно] прогрессивен [и далее строит материальную базу коммунизма].

В отношении капиталистического способа производства мы придерживаемся старых слов Маркса —

«Несмотря на то что капитал ограничен по самой своей природе, он стремится к универсальному развитию производительных сил и таким образом становится предпосылкой нового способа производства, основанного на развитии производительных сил не для воспроизводства определенного состояния или в лучшем случае — для его расширения, но такого способа производства, при котором свободное, ничем не стесненное, прогрессивное и универсальное развитие производительных сил само составляет предпосылку общества, а потому и его воспроизводства; такого способа производства, единственной предпосылкой которого является выход за пределы исходного пункта.

(…)

Пределом для капитала служит то обстоятельство, что все это развитие протекает антагонистично и что созидание производительных сил, всеобщего богатства и т. д., знания и т. д. происходит таким образом, что трудящийся индивид отчуждает себя самого; к тому, что выработано им самим, индивид относится не как к условиям своего собственного, а как к условиям чужого богатства и своей собственной бедности. Но сама эта антагонистичная форма преходяща и создает реальные условия своего собственного уничтожения» Черновики 1857-59

Наше отношение к профсоюзам и национально-освободительным движениям происходит из выявлении роли экономических организаций пролетариата (Манифест Коммунистической партии), теории периодизации капитала (Неопубликованная глава Капитала), понимания воспроизводства общественных отношений капиталом (21 и 23 главы Капитала том 1), возрастающей численности средних классов (Теории прибавочной стоимости), демократии (К еврейскому вопросу, письмо Маркса к Энгельсу 8.8.1851) и крестьянской общины (письмо Маркса Засулич, предисловие к Манифесту). Возможно, в отдельной статье мы точнее попытаемся решить эти вопросы на основе перечисленных трудов.

 

 

 

Добавить комментарий